Сквозь лабиринт времён

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Александр с Анной Даниловной принимали подопытных больных целый день. Александр строил разные образы, всяко экспериментировал и с кубиком и с кристаллом, и со светом, и с тьмой. Анна Даниловна следила за графиками и что-то записывала. К концу рабочего дня она откинулась на спинку стула, и потёрла уставшие от монитора глаза.

- Уф! – сказала она. - На сегодня всё. Завтра буду обрабатывать результаты, и анализировать их.

- А мне можно к Алексею? – спросил Александр.

- Иди, - вздохнула она. - Только надень халат, и возьми капельницу. У его палаты с утра журналисты дежурят. Ждут, когда очнётся.

Алексей лежал с открытыми глазами, глядя в потолок. Увидев Александра, он радостно сел на кровати.

- Ты не очень то подпрыгивай, - предупредил его Александр. – Там тебя жаждут видеть представители СМИ. Медперсонал пока сдерживает их натиск, но если они заподозрят, что ты очнулся, то это будет уже невозможно.

- А я уже готов с ними встретиться, - сказал Алексей.

- Что значит «готов»? – удивился Александр.

- То и значит. Я расскажу им всё как есть, пусть донесут до общественности.

- А ты уверен, что тем самым ещё больше не навредишь Оксане?

- Не уверен. Но и прятаться в норе, как крыса вечно не возможно. Пусть уже что-нибудь начнёт происходить. И к тому же…

- Что?

- Я подумал, что если я готов был сам на себя руки наложить, то, что ещё могут сделать мне эти… ну эти…

- Ну, я понял…

- А я понял, что предательство страшнее смерти, и поэтому я всё расскажу, как есть. Так будет легче и мне и Соне и Оксане. Обратного пути нет, значит, будем прорываться вперёд.

- Надо же, - улыбнулся Александр, - тебя как подменили.

- А ты знаешь… вдруг всё как-то внезапно осозналось.

- Что? Вот прямо так само взяло и осозналось? – усмехнулся Александр.

- Ну, не совсем само, конечно. Было время поразмышлять. Ты вот мне помог, рассказав про это НЛП. Я начал вспоминать, и много забавных деталей припомнил.

- Например?

- Ну, например, когда я этого типа в первый раз послал, он тяжело вздохнул и сказал: «Ну что ж! Придётся ждать возвращения Оксаны». Вроде бы ничего особенного. Но интонация была интересная. Первая часть фразы была как бы с угрожающей интонацией, а вторая с чувством досады и сожаления об упущенном времени. Причём, одна интонация абсолютно незаметно перетекла в другую. Общий смысл был таков, что Оксана приедет и всё сама подпишет. И у меня с тех пор и по самый его второй приход было чувство, что Оксана приедет, и за это упущенное время меня по головке не погладит. Получается, что он угрозу мне не от своего имени мне в подсознание засадил, а от Оксаниного. Понимаешь? А когда он во второй раз пришёл, то я уже его просьбу воспринимал, как задание Оксаны. И поэтому взял на подпись его маленькие накладные. И во всех его действиях было что-то такое скрытое. Я сейчас уже и не вспомню, как он создавал состояния, которые заставляли меня плясать под его дудку. Он то создавал у меня чувство вины перед ним, то чувство благодарности ему.

- Да, - улыбнулся Александр, - работал профессионал. Найти бы ещё заказчика.

- А я, кажется, и заказчика знаю, - улыбнулся Алексей.

- Да ну! И кто?

- Да тебе это имя ничего не скажет, - махнул рукой Алексей. – А вот Оксана припомнит, как она его из фирмы выжала. Он был компаньоном её отца. Не мог он на неё зла не затаить. А сейчас он шишка большая в правительстве города, и для него такую подставу организовать раз плюнуть.

- Но догадок мало… ты ж не уверен на сто процентов?

- А если бы и уверен? Доказательств то всё равно нет. Вот пусть журналисты их и ищут.

- А если они такие же заказанные, – усомнился Александр, – и любую твою фразу истолкуют на благо заказчику?

- Это как? Если я скажу, что Оксана не виновата, то, как это можно истолковать?

- Можно, - усмехнулся Александр. – Берёшь, в нужном месте, слово вырезаешь, и в другое нужное место монтируешь. И вместо «помиловать» получается «казнить».

- Этому вас тоже в армии учили? Слушай, – вспомнил вдруг Алексей, - а расскажи, как этот ваш гипнотизёр заставил вас перессориться!

- Перессориться? – не понял Александр. – А-а-а, ты о том случае. Ну, я, конечно, приукрасил немного ситуацию. – И Александр ненадолго замолчал, восстанавливая в памяти подробности того урока.





vsegolishson.net
© 2007 Ольга Юнязова