Сквозь лабиринт времён

Интервью

Александр развернул похищенную шпаргалку и начал читать:

- «Скажите, Алексей, когда Вы принимали пост директора фирмы, Вы подозревали, что Вас хотят просто подставить?»

- Нет! – Возмущённо воскликнул Алексей. – С чего они взяли, что Оксана собиралась меня подставить?

- Всё! – обречённо сказал Александр. – Им нужно только твоё «нет». Всё, что ты скажешь дальше, вырежут.

- Ты хочешь сказать, что я должен ответить «да»?

- Лёха! Пойми: им надо озвучить вопросы. Любое твоё «да» или «нет» будет означать для телезрителя, что в самих вопросах звучит истина. Никто не будет задумываться и размышлять. Идём дальше:

«Вы знали о финансовых махинациях, которыми занималась Власова?»

- Да не занималась она никакими махинациями! Я делал всё исключительно сам и по своей глупости!

- Молодец! – возмущённо воскликнул Александр. – Ты сказал «да», остальное отрежут.

- Ой! Вырвалось.

- Аккуратнее. Идём дальше:

«Алексей, Вы помните, как Вы оказались в гараже? Как включали двигатель? Как писали записку?»

- Конечно, помню.

«А как Вас вытаскивали, из гаража Вы помните?»

- Нет… Ой! – и Алексей испуганно закрыл рот ладонью. – А что отвечать?

- «Скажите, Алексей, вы помните тех людей, которые предложили Вам написать ту предсмертную записку?» - продолжал читать вопросы Александр.

- Да не было никаких людей! Что за бред?

- Ну, сюда они вставят твой ответ «Конечно помню». Дальше: «Они Вам угрожали? Или Вам кажется, что всё, что Вы делали, Вы делали самостоятельно и добровольно?» Можешь не отвечать. Сюда будет вставлен твой ответ на второй вопрос. Так… Что дальше?

И вдруг в коридоре зацокали каблучки, и послышался ангельский голос журналистки. Ещё издалека она изложила краткое содержание первой серии о коварстве и бегстве акулы бизнеса, не забыв напомнить телезрителю, что он (телезритель) с нетерпением ждёт продолжения этой страшной истории, и вот наконец-то:

- … нашей съёмочной группе было позволено взять интервью у только что пришедшего в себя, чудом спасённого от неминуемой гибели Алексея Лисицына.

- Сань! Что делать? – в ужасе застонал Алексей.

- Не знаю! Читай стихи! – И с этими словами Александр нырнул под кровать.

Дверь открылась, и в палату въехала видеокамера, а следом за ней грациозно вошли изящные туфельки.

- Здравствуйте, Алексей! Мы рады видеть вас живым и искренне желаем Вам дальнейшего выздоровления. Мы хотим задать Вам несколько вопросов, которые помогут пролить свет на эту таинственную историю. Скажите, когда Вы принимали пост директора фирмы, Вы подозревали, что Вас хотят просто подставить?

- Мороз и солнце, день чудесный!

- Что? – Александру показалось, что он слышит, как журналистка хлопает своими тяжёлыми ресницами.

- Я говорю: «ещё ты дремлешь, друг прелестный?» - продолжил Алексей. - Пора, красавица! Проснись! Открой сомкнуты негой взоры, навстречу северной авроры, звездою севера явись!

- Алексей! Вы, наверное, ещё не пришли в себя от того потрясения, которое Вам пришлось пережить?

- О каком потрясении Вы говорите? Просто, когда я вижу красивых женщин, мне всегда хочется читать стихи!

- Спасибо за комплимент, но ответьте на вопрос!

- А разве был вопрос? – удивлённо спросил Алексей. – По-моему это было утверждение, и моё мнение Вас совсем не интересует.

Возникло затяжное молчание. Потом девушка сменила тон.

- Так, я не поняла! Это что за шутовство? Вы будете давать интервью?

- Барышня, насчёт интервью со звёздами договариваются заранее. А я что-то не припомню, чтобы кому-то назначал встречу.

- Ну, Вы ещё не звезда.

- Ну и идите… к звезде!

- То есть, Вы отказываетесь?

- Как Вы догадались?

- Алексей! Давайте по-хорошему! Я задаю вопросы, Вы на них отвечаете. Договорились?

- О, сколько нам открытий чудных готовит просвещенья дух! И опыт, знаете ли, сын ошибок трудных… вот когда начинаешь понимать слова великого поэта, - вздохнул Алексей.

- Ладно, пишем! – обратилась она к оператору. - Вы знали о финансовых махинациях, которыми занималась Власова?»

- Чунга-чанга, синий небосвод! – запел Алексей. – Чунга-чанга, лето круглый год. Чунга-чанга….

Закончив петь одну песенку, он запел другую. Записывать вопросы под музыку для журналистов было бессмысленно. Прослушав пару песен, они поняли, что концерт будет продолжаться, пока они не уйдут.

- Ну, что ж! – подвела итог блондинка. – Раз Вы не желаете сотрудничать, значит, будете иметь разговор со следователем. Мы искренне желали Вам помочь. Но теперь очевидно, что Вы заодно с Власовой.

- Да! И не забудьте прислать мне адвоката, если не хотите, чтобы следователь слушал моё фальшивое пение! – прокричал Алексей вдогонку уходившим несолоно хлебавшим журналистам.

Когда дверь закрылась, и раздражённый голос блондинки затих вдали, Александр выкатился из-под кровати, и, восхищённо поглядел на Алексея.

- Ну, ты артист! Ты превзошёл все мои ожидания! А поёшь ты совсем не фальшиво, не наговаривай на себя!

- Ты там со смеху не катался?

- Возможно, мне бы было смешно, если бы не было так страшно, - улыбнулся Александр.

- А чего страшного то? – пожал плечами Алексей. – Хотя… знаешь, что страшно?

- Что?

- А страшно видеть перед собой вот эту вот куклу. Вроде бы живой человек… а души как будто нет.

- Ну, продала, наверное, душу… за деньги… или за славу.

- Деньги… А ведь я так же за деньги… А может быть и она под тем же гипнозом? Может она искренне не понимает, не ведает, что творит? Интересно, кто настучал, что я очнулся?

- Я…

- Ты?! – Алексей удивлённо заулыбался. – А зачем?

- Веришь? Сам не знаю. Я понять не могу, как всё это пришло мне в голову. Я что-то делал, что-то говорил, но при этом я как бы наблюдал за собой со стороны. Я не знал, что буду делать в следующую секунду, но действовал, как по заранее спланированному сценарию. Как во сне… Я не ожидал, что всё пройдёт так гладко, и в то же время, как будто бы был в этом уверен. Я тоже был как под гипнозом. В общем… это явление требует дополнительного осмысления.

И тут открылась дверь, и в палату вошла Оксана.





vsegolishson.net
© 2007 Ольга Юнязова