Сквозь лабиринт времён

НАЧАЛО

Алый веер раскрылся в вечернем смоге над крышами домов. Оксана и Александр сидели на балконе и любовались закатом. Осталась позади длинная неделя разлуки. Накопилось так много всего интересного, чем хотелось скорее поделиться друг с другом, но завораживающее зрелище требовало безмолвия.

Впервые в жизни Оксана наслаждалась вечерними красками неба, не ощущая при этом щемящей тоски по какому-то неведомому прошлому. Александр был спокоен в самом сердце огромного, закатанного в асфальтово-бетонную броню муравейника. Они держались за руки, и едва заметные движения пальцев заменяли им тысячи слов. О том, как они скучали друг без друга все эти годы, как им было страшно и одиноко в бесконечном лабиринте времён. И сейчас, когда они, наконец-то встретились, их уже не волновали ни социальные предрассудки, ни материальное неравенство, ни жизненные проблемы, висящие над каждым из них, дамокловым мечом. Они не испытывали иллюзий, не рассчитывали, что любовь сметёт все трудности и преграды, и они заживут как в сказке. Они понимали, что возможно, это всего лишь короткая встреча на перекрёстке их жизненных путей, возможно вскоре они дойдут до развилки, открывающей новую сеть запутанных дорог, тропинок и лазеек, по которым снова придётся проходить самостоятельно и в одиночку. Но так же знали они, что многомерность этого мира позволяет быть вместе даже находясь вдали друг от друга, и даже живя в разные временные эпохи. А ещё они знали, что, поняв суть лабиринта, они обретут способность прокладывать в нём новые ходы и тропы, и тогда, возможно, их пути навсегда сольются в один. Они знали, что знают намного больше, чем способны осознавать, и что вместе им будет легче проникнуть в глубину своих знаний.

Алый веер погас, и последний огненный лепесток уходящего солнца, догорая на фиолетовом горизонте, напомнил Александру о чудесном цветке папоротника. Он усмехнулся.

- Что? – улыбнулась Оксана.

- Вспомнил о купальском цветке.

- А-а-а…- и Оксана смущённо засмеялась и спрятала лицо в ладони.

- Слушай, а как ты его подожгла?

Оксана молчала.

- Неужели там на самом деле кто-то сидел?

- Да ты что?! Никого там не было больше. Это всё чудо китайской пиротехники. Есть такие радиодетонаторы для поджигания всяких салютов и огненных фонтанов. Вот у меня с новогодней вечеринки в сумке один такой фитилёк завалялся. Как только мы с тобой подошли на нужное расстояние, я кнопочку нажала, и цветок загорелся.

Александр улыбнулся и закрыл глаза.

- И всё-таки, это было настоящее чудо! Я с детства именно так представлял себе Жар-цвет.

- В жизни очень много настоящих чудес, - отозвалась Оксана. – Но мы настолько к ним привыкли, что разучились их видеть. А если и видим, то списываем на случайности и совпадения, или объясняем себе галлюцинациями и фантазиями.

- Это точно! Ну, вот скажи, как я умудрился расстроить планы этих журналистов? Что это было за наваждение?

Оксана подумала, и высказала предположение:

- Если мы можем проникать в память наших предков, и помогать им выходить из сложных ситуаций, то почему бы не предположить, что наши потомки точно так же могут придти в нашу жизнь и, помочь нам пройти какой-то крутой поворот, вселившись на время в наши тела.

- Хм… наши потомки? – и Александр загадочно и нежно посмотрел на Оксану.


Июльские звёзды городского неба не способны конкурировать с ночной иллюминацией, но вполне достаточно просто знать, что там, в высоте, за несколькими слоями потолочных перекрытий они лучат к Земле свой таинственный свет. А ещё дальше, за этой сверкающей звёздной вуалью есть центр всего, откуда всё приходит, и куда вновь возвращается. ОН есть Начало и Конец одновременно и вечно. ОН имеет множество сердец, но безумной радостью вспыхивает каждый раз, когда на Земле начинается новая жизнь.





vsegolishson.net
© 2007 Ольга Юнязова